?

Log in

No account? Create an account

Авторский проект Владимира Дианова

Все интересное об искусстве

«FUNAREA»
Vladimir Dianov
vladimir_dianov
«FUNAREA» |

«Сумка живота» и «Сумка зада»
Vladimir Dianov
vladimir_dianov
«Сумка живота» и «Сумка зада» |

Путешествия-2019
Vladimir Dianov
vladimir_dianov
Путешествия-2019 |

Горит Нотр-Дам
Vladimir Dianov
vladimir_dianov
Горит Нотр-Дам |

Марат Гельман о будущем искусства |
Vladimir Dianov
vladimir_dianov

В своем развернутом комментарии на вопросы: «к чему идет искусство?» и «каким оно будет в будущем?», заданных на сайте www.thequestion.ru, галерист Марат Гельман ответил:

«У меня есть три гипотезы про то, какую роль в завтрашнем дне будет играть искусство. Первая связана со сравнением фигуры художника и ученого, искусства и науки. Художник и ученый – фигуры очень похожие. Это два маргинала, которые делают то, что интересно и понятно очень небольшому кругу людей. А рядом происходит настоящая жизнь: собирают хлеб, воюют, добывают золото… И так продолжалось до того, как появилась массовая профессия инженера. Кто такой инженер? Это человек, который, с одной стороны, понимает формулы ученого, а с другой, постоянно думает об этой обыденной жизни. В результате появляются изобретения, технический прогресс, общество переживает индустриальную революцию, и ученый становится одной из ключевых фигур. При этом так же, как и в прошлые времена, ученые продолжают удовлетворять свое любопытство, то есть занимаются исследованиями. Мне кажется, что постиндустриальная эпоха такую же метаморфозу сделает с художественной сферой. Должны появиться некие гуманитарные инженеры, которые хорошо разбираются в искусстве, но при этом все время думают об обычной жизни.

Галерист и куратор Марат Гельман, фото Фейсбук автора

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗДЕСЬ...


Методы оценки произведений искусства
Vladimir Dianov
vladimir_dianov

"Российские антиквары любят анекдот, описывающий процесс оценки полотна. Прежде чем смотреть саму картину, арт-дилер спрашивает: «Мы продаем или покупаем?» Когда это услышал один статусный представитель аукционного дома Sotheby’s, то очень смеялся и сказал: «Мы тоже это спрашиваем». Это основанная на опыте необходимость выяснить эмоциональную заинтересованность клиента (насколько сильно он хочет купить или продать картину) — в других методиках оценки, сугубо научных, она же может присутствовать в виде специального коэффициента. Один из петербургских арт-интернет-магазинов и сейчас поучает художников, как назначать цены. Нужно исходить из того, кто покупает: инвестор (с этих можно урвать побольше), коллекционер («они, как правило, небогаты») или дизайнер-оформитель (который в любом случае не выйдет за рамки бюджета).

По размеру и площади
В 1990-е постсоветские годы, эпоху бурного зарождения российского арт-рынка, был такой способ формирования цены: длинная сторона картины плюс три нуля, и это в долларах. Применялся он для академиков, например Шишкина или Айвазовского (к 80 см дописываем 000 — получается $80 тыс.). Сейчас с первыми именами уже не сработает (продешевим), а с академиками второго ряда может и получиться. Цена, конечно же, зависит от размера — но не напрямую, а по некой параболе. Маленькая картина одного и того же автора обычно стоит дешевле той, что побольше, но до определенного предела. Неким «золотым», самым удобным для частной коллекции оказывается размер с длинной стороной не более метра.

Русские художники в основном и работали в таком «золотом» формате, хотя монументальные полотна приходилось писать и им. А миниатюрист у нас один — Иван Похитонов. Его самая дорогая картина «На пляже», проданная Christie’s в 2011 году за $632,3 тыс., имеет размер 18,9х32,6 см. Это значит, 1 кв. см его живописи стоит $1,026 тыс. Самый дорогой сантиметр русской живописи, без сомнения, принадлежит Казимиру Малевичу — $9,549 тыс. («Супрематическая композиция», 88,5х71 см, продана в 2008 году на Sotheby’s за $60 млн).

В 2005 году был издан «Определитель стоимости живописи» Владимира Соловьева. В книге собраны рассчитанные автором таблицы зависимости стоимости от площади картины для 47 тыс. художников мира и введены поправочные коэффициенты. К «Определителю» приложены квадрат (для измерения площади) и круги из картона. Выставляя на круге нужные коэффициенты, можно получить цену картины. Пробовавшие метод рассказывали, что работы получались дороже, чем они стоили на рынке.

По затратам
ПРОДОЛЖЕНИЕ здесь....


Альберонеро
Vladimir Dianov
vladimir_dianov

Немного радужной геометрии от молодого итальянского художника Альберонеро (Alberonero). Он родился в 1991 году в городе Лоди. В возрасте пятнадцати лет начал экспериментировать с граффити, в 2013 году окончил Миланский политехникум (отделение дизайна интерьера). Художник уже более семи лет изучает комбинации и эмоциональное восприятие различных цветов, исследует синтез форм и тональностей, стремясь свести свой визуальный язык к минимуму. Альберонеро создает тщательно продуманные цветовые схемы, которые применяет не только в призматических фресках по всему миру, но и в направлениях более практических: дизайне керамической плитки, графике, инсталляциях. Более подробно с его работами вы можете познакомиться на сайте автора: www.alberonero.it.

Стрит-арт итальянского художника Альберонеро


The Cure
Vladimir Dianov
vladimir_dianov

Группа The Cure в конце прошлого месяца введена в Зал славы рок-н-ролла. Это не удивительно, учитывая сколь многие музыканты благодарны Роберту Смиту и его постоянно меняющейся команде за творческий импульс. Достаточно упомянуть, что т.н. «русский рок» середины восьмидесятых в огромной мере вдохновлен The Cure: это группы «Алиса», «Кино», «Агата Кристи», «Смысловые галлюцинации» и др. Послушаем старый хит «In Between Days» с альбома «The Head On The Door» (1985). (Кстати, я тут вспомнил, что самый первый «фирменный» CD, который я приобрел в начале девяностых был «Disintegration» The Cure).


Энергетика добра
Vladimir Dianov
vladimir_dianov
Умер Георгий Николаевич Данелия, режиссер, снявший знаковые для нашего поколения фильмы: «Я шагаю по Москве» (1963), «Джентльмены удачи» (1971), «Афоня» (1975), «Мимино» (1977), «Осенний марафон» (1979), «Кин-дза-дза!» (1985). В своей книге «Безбилетный пассажир» Данелия вывел беcхитростную формулу режиссерского успеха: «Не надо думать о результатах. Надо снимать то, что самому нравится и за что потом не будет стыдно».

Георгий Данелия, кадр из передачи телеканала "Культура"

В мае 2016 года, в интервью «Собеседнику» Георгий Николаевич признавался: «Я сам часто ищу объяснения, почему фильмы советских кинематографистов так любимы. Может быть, дело в том, что в них заложена энергетика добра?! Хотя взять, например, мою картину «Слезы капали». По режиссуре − классная работа, но почему-то не пользуется такой популярностью. Наверное, не совсем добрый фильм. А вот такие, как «Афоня» или «Тридцать три», любимы. Они простые, оттуда добром веет. Бывает, что не угадаешь, как примут твою работу. Помню, когда в Доме кино была премьера фильма «Кин-дза-дза», он провалился. Я видел по глазам зрителей, что не понравился. Хотя понравился моему внуку, которому тогда было шесть лет. Потом был просмотр в кинотеатре «Космос». Перед показом я сказал: «Фильм длинный, двухсерийный. Я сейчас уйду и вернусь к финалу. Кому надоест, не стесняйтесь, уходите. А потом, даже если останется один человек в зале, все равно отвечу на вопросы». Когда я вернулся в кинотеатр, зал был полным. Овация минут на десять. Были и такие письма: «Куда смотрит государство?! На такую ерунду деньги дают», «Данелия, вы, наверное, с ума сошли. Вам пора лечиться». Но помню и такое послание: «Уважаемый Данелия, мы любим ваши фильмы, они добрые. Многие ругают «Кин-дза-дзу». Не верьте им, фильм прекрасный. Он – о нас, о том, что происходит в обществе, на всем земном шаре. Счастья вам и здоровья. Ученики четвертого класса, город Одесса». У меня это письмо до сих пор хранится». И в другом интервью корреспонденту «МК»: «Я что вам скажу: Советский Союз можно вспоминать как угодно, так или иначе его критиковать. Но никто не может возразить, что интеллигенция в СССР была потрясающая. Я имею в виду инженеров, которые работали по всей стране. Они были самыми начитанными в мире. Собирали книжки, знали поэзию лучше любого столичного жителя. И поэтому, когда появлялись хорошие картины, у них было много зрителей. Одну только «Кин-дза-дзу» посмотрели 16 миллионов! И потом вместе с Советским Союзом какая-то вера исчезла. Цель пути. Но это ладно. Это уже, как у всякого старика, у меня ностальгия. Но насчет интеллигенции − объективный факт».

Tags:

Говорит Файбисович
Vladimir Dianov
vladimir_dianov
Из цикла «Художник говорит».

Художник Семен Натанович Файбисович, фото: Фейсбук автора«Я умер как художник в нищете в 1995 году. Просто я дожил до следующей жизни и успех этот считаю посмертным. Никогда в жизни не делал ничего на заказ. И заставить себя коммерческое писать не могу. Просто когда делаешь качественные вещи, это само по себе воспринимается как желание продаться. Мое намерение изначальное − выяснение отношений с жизнью, когда ты понимаешь, что существуешь отдельно от нее, с ней сражаешься. Я снимаю то, что меня задело на мобильник, стараюсь зафиксировать это мгновение, момент человеческого эмоционального включения. Мне важно то, что происходит в двух шагах: за сюжетами ходить никуда не надо − просто разуй глаза. Нерв, который меня заводит как художника, − это отношения с окружающей действительностью: где ты живешь, зачем, кто ты, что вокруг тебя?.. Поэтому, естественно, основным объектом моего внимания всегда была окружающая жизнь. Я всегда считал, что художник должен жить своим временем и в этом его главная ценность и ресурс. Но был длительный период, когда меня не признавали, объявили «мертвым художником», травили и в итоге успешно затравили. Я долго жил с уверенностью, что при жизни все так и останется. Тогда только и оставались грезы, что если что-то изменится, может быть, то после моего ухода. Но потом все повернулось иначе − практически волшебным образом. Так что грезить я перестал и опять просто проживаю собственную жизнь, не беспокоясь о том, возьмут ли меня куда-нибудь или нет. ПРОДОЛЖЕНИЕ...